• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:32 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Альбус Дамболдор обреченно говорит, стоя перед зеркалом:
- Блин, как же я постарел, морщины везде, волосы сидые... Как я стар! Стар... Стар... Да, я superstar!

XDD ржу не могу над этим анекдотом! Знаю, боян, но все же такой ржаааачный!! :laugh:
Наверное, я даун, но этот анекдот мне сегодня настроение на полдня хорошее обеспечил) ><

@музыка: breed

@настроение: XDD

17:01 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
jokesland.net.ru/s/ugmk/ugmk.php

аааааааааааааааааааааааааааааааааааааа.... оказывается я не гений, более того я совсем даун! Смогла продержаться токо 9 секунд((((((((((((((((((((((((((((((((((

20:48 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
мой рассказа:

1 глава.
- Леди Паранойя, передайте мне, пожалуйста вон тот стакан.
- Вам тот что без дна или тот что надбитый?
- Тот что надбитый конечно. Леди Паранойя, я порою удивляюсь Вам: как же можно пить из стакана без дна?
- Но Сэр Владыка, я думаю такой человек как Вы, может все.
- Да, пожалуй Вы права Леди Паранойя. Я тут подумываю, не прибавить ли Вам зарплату?
- О, это было бы чудесно, Сэр.
- Чудесно?
- Просто великолепно.
- О ужас! Наглая девчонка! Разве Вас не учили быть скромной? Неприлично просить повышения зарплаты!
- Но, сэр, я не просила, Вы сами предложили.
- Вы оказывается еще и врунья! Ужас! Вы сами валялись у меня в ногах, целуя мне руки прося сто бы я повысил вам зарплату хотя бы на 7 лилий! Не вы ли предлагали отдать мне своего сына в рабство, только бы я повысил ее!?
- Сэр, Вы меня должно быть с кем-то путаете. Я всего лишь…
- Никогда не слышал такой наглой лжи! Сэр Лед, подтвердите, что Ваша мать хотела продать Вас в рабство!
- Да, Сэр Владыка, Леди Паранойя и правда хотела это сделать.
- Паршивка! Я подумаю еще что с Вами сделать за такое вранье! А пока 4 минуты тихого часа. Попрошу молчания.
Все кто сидел за этим столом, отложили вилки, ножи и другие столовые предметы, и сложив руки как для молитвы, замерли. Я поспешила повторить за ними, что бы не сильно выделяться из толпы, ведь я уже и так не мало нагрешила. Да, сегодня у меня настрой полностью слиться с обществом, поиграть в их игры. Но видимо уже не получится: начались проблемы, и видимо если я не поменяю правила мне будет плохо. Ну что ж… я всегда могу придумать что-нибудь неординарное, что бы они шли по моему течению, а не я по их. Ну а если и не получится – я всегда могу умереть. Но а пока , я в их игре.
Но все-таки я немного нарушаю свою неподвижность: оглядываюсь на того парня, по имени Лед. Интересно, он отсюда? Нет, определенно он такой же как я. Странно, но раньше я его не видела. Хотя чего странного? Я же сама недавно начала свои ночные походы. Но если мы с ним встретимся еще раз, я ему еще отомщу, за то что подставляет меня. Я одариваю его таким взглядом, что думаю, он прочитал мои мысли по поводу него. Но он не как не реагирует, холодный взгляд. Но нечего сыночек, скоро ты поплатишься. Хотя может он, так же как и я пытается слиться с обществом? Но вроде мы должны поддерживать своих. Хоть это и не закон, но все же.
- Тихий час закончен. Можете говорить. Леди Паранойя, я придумал для Вас наказание.
- Простите Сэр Владыка, что я Вас перебиваю, но можно мне сказать несколько слов.
- Конечно, Сэр Лед. Вы сегодня меня порадовали своей честностью.
- Благодарю Вас за похвалу. Но не могли бы вы не слишком сурово наказывать мою мать? Все-таки она единственный родной человек для меня, и не смотря на ее поступки, я люблю и уважаю ее.
- О, это так трогательно. Не смотря на то что она Вас регулярно била и заставляла работать в самых отвратительных местах, вы еще любите ее., т- он достает огромный носовой платок и смачно высмаркивается в него. – я смягчу наказание. Вы всего лишь должны будете разбить все тарелки за этим столом.
Присутствующие люди начинают перешептываться, кто-то даже вскрикивает. Одна девушка падает в обморок. Я, смотря за их реакцией, тоже делаю вид что очень испугалась, хватаюсь за сердце. Парень, что сегодня является моим сыном, сначала слегка улыбается, но потом делает тоже испуганное лицо, закрывает глаза руками. Да, не одной мне показалась эта ситуация забавной.
- О, Господи, только не тарелки!
- Нет, Леди Паранойя, именно тарелки.
Я медленно встаю и беру первую тарелку. Пытаюсь не засмеяться, но надеюсь мое выражение лица выглядит как будто я пытаюсь не заплакать.
- Маменька, крепись.
- Спасибо, Сэр Лед.
- Люди с неустойчивой психикой могут выйти из зала, это не будет постыдным.
Несколько человек поспешно выходят. Мне смешно. Господи, как же это смешно! Надеюсь, что выражение моего лица не выдаст меня, Первая тарелка летит на пол. Он каменный, так что она разлетается на мелкие осколки. Некоторые люди начинают плакать. Я все еще не смеюсь. Беру вторую тарелку, - еще несколько тысяч осколков. Крики людей. Из меня все-таки вырывается один смешок. Так, надеюсь они думают, что это всхлип. Третья тарелка, четвертая, одиннадцатая, двадцать четвертая… Весь пол в осколках, все лица в слезах. Я сейчас умру. От смеха.
На какое-то время воцарилось молчание. Все взгляды были устремлены на меня: некоторые сочувственные, некоторые укоризненные. Кажется это не все наказание. Что сейчас будет ? Меня заставят пройтись по осколкам босиком? Лечь на них. Съесть их? И такое возможно. Но, кажется, сейчас произойдет что-то похуже: двое слуг внесли гроб. Черт. Надо сваливать. Но вскоре они развеяли все мои опасения: слуги стали собирать осколки тарелок в гроб, затем унесли его, вместе с содержимым.
- Леди Паранойя, вы искупили свои грехи.
- Спасибо, Сэр Владыка.
- Вы мужественная женщина, вынесли такие пытки, - сквозь слезы говорит одна из сидящих здесь людей.
- Я даже повышу Вам зарплату.
- О нет, не стоит.
- Похоже, Вы усвоили урок. Но что б Вы знали: отказываться от зарплаты это тоже очень неприлично.
- Простите.
- На 7 лилий. Я повышаю Вам зарплату на 7 лилий, как Вы и просили. Нет, более, я даже увеличу ее на 8 лилий! Да, внесите их сюда.
Выходят слуги, выносят на подносе 8 белых лилий. Восемь. Четное число цветов кладут только на могилу, поэтому взяв лилии, я отделяю одну и подхожу к своему «сыну».
- Я вручаю тебе эту лилию, как извинение за то, что хотела продать тебя в рабство.
- Спасибо, маменька, я польщен.
- Как это трогательно! – Владыка опять достает свой огромный носовой платок, и начинает вытирать им уголки глаз. Все сидящие за столом поспешно достают свои платки, и повторяют за ним. Лишь тот мужчина, что сидел слева от меня, не повторяет. Протестует против Владыки? Нет. Он просто не может найти свой платок: судорожно шарится по своим карманам, но нечего не находит. В итоге вскакивает из-за стола, и как только мог быстро убегает из зала.
- Он думает, что если у него нет платка, меня это разозлит? Не капельки. Стража, казнить его.
Бедняга. Хотя нет, мне его не капельки не жалко. Такая уж у него роль. Воцаряется опять тишина. Но ее нарушает Лед.
- Сэр Владыка, а можно ли Вам задать один вопрос?
- Нет нельзя.
- Но это очень важный вопрос.
- Можно задать только два вопроса, никак не один.
- Естественно два. Первый вопрос: Вы когда-нибудь видели эту девушку? Это моя сестра.
Он достает из кармана своего пиджака фотографию и вручает ее Владыке. Тот несколько минут смотрит на нее, потом голосом полным восхищения, восклицает:
- Какой чудесный портрет! Кто творец этого шедевра? Я одарю того букетами лилий из моего сада! Великолепно!
- К сожалению художник уже мертв.
- Пусть земля ему будет лепестками. Но что за странная одежда одета на твоей сестре? Почему она не в платье?
- О, у нас просто были слишком тяжелые времена. Так Вы не видели ее?
- Нет, определенно не видел.
- А может быть ее кто видел из здесь присутствующих? Не могли бы Вы передать портрет рядом сидящему с Вами?
- Да, конечно.
Владыка передает фотографию. Тот человек долго ее рассматривает, но потом качает головой и передает следующему. Такая же реакция. Следующий. То же самое. Все повторяется. Очередь не доходит до меня. На фотографии изображена девушка по внешности которой сразу можно определить, что она его сестра. Такие же черные волосы, бледная кожа, темные глаза, тонкие губы, прямой нос… Даже выражение лица было таким же как у него: равнодушное ко всему.
- Нет, я ее не видела.
- Оставьте портрет себе., - говорит Лед, и жестами показывает что бы я перевернула фотографию. Я так и делаю: с другой стороны написаны девять цифр. Все понятно. Теперь я точно убедилась, что он не отсюда. Нет, в этом я конечно еще поняла, когда он достал фотографию.
- Вы опять врете, Леди Паранойя. Как же Вы могли не видеть его сестру когда он Ваш сын? Выходит, Вы никогда не видели свою дочь?
Черт. Об этом я даже и не подумала. Надо как-то выкручиваться, не хочу опять выделяться. Я полностью должна слиться с обществом. Полностью. Но, кажется, этого уже не получится сделать.
- Просто пронимаете, Сэр Владыка, мой муж мне был не верен. И эта девушка, что изображена на портрете была только его дочерью, никак не моей.
- Она врет, не было у нее мужа. Моя мать сама была блудной женщиной. У меня и моей сестры и правда были не одинаковые родители, но мать у нас была одна, а вот отцы разные.
Он опять подставляет меня? Я его уже почти простила, а он опять мне все портит. Но нечего мы еще посмотрим кто кого..
- Сэр Владыка, врет он. У меня был муж, а мой сын просто хочет меня опозорить.
- Хм… это сложная ситуация. За 47 лет моей жизни я нечего более запутанного не видел. Но я склоняюсь к тому, что врете вы, Леди Паранойя. Вы уже солгали однажды, значит можете сделать это еще раз.
- Нет, Сэр Владыка, Вы ошибаетесь, я…
- Опять врете, я никогда не ошибаюсь. Казнить ее.
В зал входят двое слуги и подходят ко мне. Я пытаюсь сопротивляться, но они сильнее меня. Во время нашей короткой борьбы, мое шикарное кремовое платье рвется, с головы слетает шляпа, прическа полностью уничтожена. Пора сматываться, жаль, что не получится уйти красиво, не нужно было сопротивляться, что бы не портить свой образ.
- Как ее казнить, сэр Владыка?
- Я думаю из нее получится не плохой ужин для слуг.
Ужин для слуг – слишком долгая смерть. Мне это определенно не подходит, поэтому придется действовать самой.
- Подождите! А как же последнее желание?
- Последнее желание? С чего это я должен выполнять Ваше последнее желание, Леди Паранойя?
- Сэр Владыка, разрешите ей, пожалуйста.
- Ну, хорошо, сэр Лед, раз вы так просите, разрешаю. Говорите.
- Я хочу в последний раз как следует рассмотреть свою замечательную шляпу.
- Хорошее желание. Поднимите ее шляпу.
Моя шляпа – мое спасение Я беру ее из рук стражей, отстегиваю подкладку. Под ней болончик с угарным газом сильной концентрации. Один вдох и через несколько секунд я потеряю сознание, а еще через несколько минут умру от удушья. Его формула СО, а в организме человека находится СО2 – углекислый газ. Угарный газ попадя в организм начнет присоединять к себе ионы кислорода, тем самым отбирая у организма воздух. Удушье. Я беру болончик, впрыскиваю себе в горло, вдыхаю. Не чем дышать.

2 глава.

Я просыпаюсь. Смотрю на часы: еще только 6 утра. Или ночи? Даже не знаю, как правильнее сказать. Одно ясно: я спала совсем недолго. Нет, опять не правильно: я не сплю уже около месяца, и больше не усну никогда. Но тем не менее я никогда не чувствую себя усталой из-за недосыпа, по крайне мере физически. Всего одно лекарство и мой сон полностью компенсируется. Но вообще перед тем как заснуть я пью как минимум две жидкости: первую я уже объяснила, а вторая помогает мне как следует оторваться ночью. Я попадаю в другое измерение, мир созданный сознанием обычных людей. Хотя нет, не совсем обычных, туда берут людей только с очень больным воображением. И я в их числе. У меня тоже есть свой мир, называется Паранойя. Только там я не разу не была, название не впечатляет. Пока я путешествую по мирам других людей. Что бы переходить из одного мира в другой мне нужно убить себя. Страшно, но я уже почти привыкла, главное, что почти безболезненно. Некоторые вещи можно брать с собой, но забрать оттуда нечего нельзя. Поэтому, каждый из нас, тех кто тоже живет такими ночами как я, берет с собой небольшой наборчик самоубийцы, нам выдают их в главном центре, во Франции.
Я до сих пор сжимаю в руках фотографию . Значит тот парень, Лед принес ее из нашего мира. Ну естественно, а как же может быть иначе? Не похоже было на то, что в мире, где был Владыка, могли делать фотографии. Хотя все возможно, фантазия людей не ограничена. 468684255….Могло показаться, что эти цифры несут какой-то особый смысл, но нет, это просто номер ICQ.
Еще 6 утра, а мне в школу еще только через два часа, я учусь последний год. Нужно придумать занятие на это время. Не знаю нечего чем можно заняться, с тех пор как я начала путешествовать по ночам, настоящая жизнь стала мне очень скучна, полностью утратила смысл. Я живу лишь ночами, весь день мечтаю только бы поскорее уснуть. Не могу нечего придумать. Единственное, что мне еще хоть как-то интересно – это рисование. Я рисую вещи увиденные мною ночью, получается совсем неплохо. Только мало кто понимает мои рисунки. Все говорят « Классно! У тебя талант!» . Это конечно было бы приятно, если бы это сказали только один раз, но когда говорят это почти все и на каждый рисунок это уже надоедает, поэтому я даже не могу сказать рисую я плохо или хорошо. В последнее время я перестала показывать кому-либо свои картины, все равно бессмысленно. Но сейчас желания рисовать у меня совсем нет. Остается единственный вариант: попробовать написать тому парню, может быть он уже тоже умер, в смысле вернулся.
Мне повезло. Он тут же добавляет меня.
- Привет. Ты паранойя?
- Привет, да. Ты откуда?
- Великобритания, Уэльс. Ты?
- Из Москвы, Россия.
- Понятно. Так ты и правда не видела мою сестру? Не в каком другом мире?
- Не видела. А даже если было бы и так, не сказала бы.
- Почему?
- А разве есть какая-то причина мне помогать тебе?
- Обиделась за то, что я тогда сказал?
- Естественно. Никто не любит когда их подставляют.
- А как тебя зовут-то по настоящему?
- Лера.
- Я Кей. Давай следующей ночь вместе пойдем?
- Нет.
- Не тупи. Одной тебе скучно будет.
- Мне есть с кем сходить.
- А что же сегодня одна была?
- Хотя да, я пойду с тобой.
- С чего это ты поменяла свое мнение?
- Не важно.
- С нами еще один человек пойдет, наверное.
- Ясно. В 9 вечера, по моему времени. Я не знаю есть ли разница у нас в часовых поясах.
Я отхожу от компьютера. Все-таки решаю порисовать. Еще есть два часа, до погружения в мир скуки.

* * *

- Мне скоро подарят ноутбук!
- Мой отец опять ушел от нас!
- Он вчера написал мне!
- Историк мне ставит опять одни тройки!
- Я проколола губу!
- У меня Интернет отключили!
Круто! Отстой! Круто! Отстой! Круто! Отстой! Круто! … сколько событий могут произойти всего у 4 человек за выходные, и все обязательно нужно рассказать мне. Как будто мне есть какой-то дело до их проблем и радостей. Мои друзья, 4 моих лучших подруги. В последнее время я все больше и больше от них отдаляюсь, и они это замечают. Вроде они думают, что у меня депрессия из-за того что меня бросил парень. Ага, и правда. В последнее время мне стало на него наплевать еще больше чем на них, ему это не понравилось,, и он меня бросил, но мне опять же абсолютно все равно. Как и на моих друзей, на школу, на все. Единственный человек который еще остался как-то дорог мне – моя мама. Только из-за нее я еще живу днем, хожу в школу. А так бы я просто уехала куда-нибудь подальше, туда где бы меня никто не нашел, и постоянно спала. А если бы меня все-таки нашли, назвали бы мое состояние литургическим сном, увезли бы в больницу. Хотя нет, все-таки просыпаться бы мне пришлось бы, что бы хоть как-то поддерживать свою жизнь: есть, немного двигаться, ходить в туалет. Но если бы подумали про литургический сон, это было бы круто, все это бы делали за меня врачи. Опять неправильно: мне бы приходилось все-таки иногда связываться со Францией, что бы получить новые порции лекарств.
Уже почти 9. Я желаю матери спокойной ночи, и ухожу в свою комнату. В полке с нижним бельем лежат две баночки с лекарствами. Первое я выпиваю, это то что решает усталости, оно темно-зеленого цвета, видимо сделано только из разных трав, хотя я не знаю, никогда не интересовалась этим. Вторая жидкость почти прозрачная, лишь слегка имеет коричневый оттенок. Так же беру тонкую измерительную колбочку, отмеряю 20 миллилитров. Это значит, что я проснусь через 10 часов. Дожидаюсь когда будет на часах ровно 9, крепко сжав в руках баллончик угарного газа, пью.
Коричнево-серые извилины мозга. Везде. Я стою на них, сверху, слева, справа. Это главная комната из которой мы отправляемся по разным мирам. Некоторые их наших называют это чистилищем, а некоторые черепной коробкой, мозговитой комнатой… В общем много вариантов. Говорят это мир того, кто и создал вообще все это безумие со сном. Но я не знаю точно, да никто наверное не знает.
Меня уже ждут. Кей и еще какой-то парень.
- Ты вообще в своем уме? Сейчас только 3 часа дня! Знаешь каких трудов мне стоило уснуть сейчас?
- Да ладно тебе, у меня 7 вечера, тоже не супер. А вот и она.
- О, отлично, я согласен. Я Лен, Лени, Ленард. В общем как угодно. Я из Колумбии, но это нечего не значит.
Еще одна особенность – мы понимаем друг друга не смотря на каком языке мы говорим.
- Лера, ну или Паранойя.
- Ну то что Паранойя, я и сам вижу.
Еще одно: мы видим данные нам имена. Кстати его имя Стрекоза. Забавно для парня. Видимо для усиления значения своего имени, он носит огромные очки-стрекозы.
- Выбирайте куда пойдем, - говорит Кей, - мне - то абсолютно наплевать, так что решайте сами.
Я перебираю пальцами по извилинам. Н них написаны названия миров. Содержания мира можно предположить только по названию, то есть ты попадаешь в полную неизвестность идя куда-то. Ведь одно слово практически нечего не может сказать.
- Я хочу в мир «Анархия».
- Нет, туда мы не пойдем, я там уже был, - возражает мне Лен.
Еще одно: если мы однажды умерли в каком-то из миров, туда мы не сможем вернуться уже никогда.
- Хорошо, раз был, выберу другой. Мир Теней.
- Нет, я туда не хочу, - опять обламывает меня Лен, - мы пойдем в мир «Желе».
- В мир «Желе»? Что за бред!? Мы идем в мир Теней.
- Нет , «Желе».
У этого парня с мозгами нормально? Он думает, что будет что-то интересного в этом мире? Нет, конечно с мозгами я предполагаю не в порядке у всех, но все же, это совсем глупо. Надеюсь Кей за меня, ему же все равно куда идти. Хотя нет, это мне все равно: я пойду в мир который хочу я, в любом случае с ними или одна.
- Это вы попросили меня идти с вами, а не я вас. Так что мы пойдем туда, куда хочу я.
- Милая, не зазнавайся. Я тоже не особо-то хотел с тобой идти, просто Кей попросил.
- Ну вот и отлично, я пойду туда куда хочу я, ты туда куда хочешь ты. А Кей уже сам выберет.
Но никогда не случается того, что хочется именно тебе. Ну по крайней мере у меня,
Особенно в этих мирах. Лен резко хватает меня и Кея за руки и подставляет их на извилину с надписью «Желе». Мы перемещаемся.

* * *
Я стою на какой-то слизкой, красной, трясущейся субстанции. Да, я стою на большом куске желе, и могу сказать, что устоять на нем довольно сложно, я чуть с него не падаю. И славу Богу, что чуть, ведь желе вокруг окружено серной кислотой. Откуда я знаю, что это именно серная кислота? Еще

13:28 

Запись, сделанная для восстановления дневника.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
- Я наступил ей на ногу в автобусе! Вдруг у нас теперь будут дети!
- Дети не так рождаются.
- Кто знает, в автобусе была такая давка...

18:21 

Чаепитие.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Капельку реальности? Ложечку смысла?
Сознание в чашку, с ароматами мыслей?
Нет, все не так, поменяем местами,
Желания хозяев сольются с гостями.
Жидкое безумие разбавим рассудком,
Считаете, это все глупые шутки?
Как скажете, рецепт будет другой,
Что тут смешного? Вы должно быть больной.
Да, как и я. Наверное, маразм.
Ах, не обижайтесь, это сарказм.
Передайте мне пару кусочков мозгов.
Считаете лучше пять? Как много слов!
Лучше молчите и дайте кусочек,
Большое количество вредно для почек,
А так же для сердца, нервов, мышечных клеток,
Список большой, а не хватит таблеток.
Много рассудка вредно для всех,
А портить здоровье – все-таки грех.
Подлить вам немножко горячих идей?
Берите побольше, все для гостей.
Не хотите? Должна холодной быть голова?
Ну, и, пожалуйста, ваши права.
Тогда может жаркой крови для вашего сердца?
В смеси со страстью ядренее перца?
Ах, сердце тоже должно быть холодным?
При таком раскладе вы уйдете голодным.
Выжить вам в голову свежего сознания?
Лучше себе? Благодарю, за внимание.
Но я предпочитаю свежевыжитый бред.
И скажу вам: голодание несет только вред.
Так что кушайте, пейте. Все очень вкусно.
Мне кажется, или вам немножечко грустно?
Не любите чай? Очень жаль.
Но это не повод падать в печаль.
Собираетесь уходить? Десерт не хотите?
Ну, хоть сумасшествие на вечер возьмите.
Вам завернуть? С кофе тоже пойдет.
Пускай в вашем мозгу хоть чуть-чуть поживет.
До встречи. Еще приходите.
Здравого смысла с собой приносите.

18:24 

Живи.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Не оставляй меня, слышишь?
Я чувствую, ты еще дышишь,
Ты еще здесь, я знаю,
Ведь просто так тебя не потеряю.
Мы преодолеем все вновь,
Пускай из горла хлещет кровь,
И тело покрывают раны,
Кругом лишь ненависть, обманы,
Мы выживем. Мир будет твоим,
Пускай будет завидно им.
Что мы смогли остаться живыми,
Хоть и не теми, но неважно какими,
Мы станем, ведь главное жить,
Что бы творить, что бы любить.

18:26 

Посмейся-ка.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Подари-ка мне открытку,
Подари-ка мне улыбку,
Подари-ка мне цветочков,
Подари-ка мне носочков,
Подари-ка мне колечко,
Ну а я в замен – сердечко.
Ты посмейся над словами,
Только сердцем, не губами,
И узнаю я твой мир,
Может станешь мне кумир.
Покажи-ка мне свой смех,
Покажи-ка мне свой грех,
Покажи-ка мне слезу,
Покажи-ка мне грозу,
Покажи-ка мне себя,
А взамен я обсмею тебя.
Ты посмейся надо мной,
Над друзьями и мечтой.
Если миру улыбнешься,
Ты презрения добьешься.
Разреши-ка мне играть,
Разреши-ка мне кричать,
Разреши-ка мне меняться,
Разреши-ка мне смеяться,
Разреши-ка мне пожить,
А взамен тебя убить.
Не смешно я говорю?
Всякую фигню порю.
Просто хочется смеяться,
Ваше мнение не бояться.
Ну-ка, ну-ка, улыбнись,
Ну-ка, ну-ка, веселись,
Ну-ка, прогони-ка скуку,
Ну-ка, продолжай-ка муку.
Посмеемся в первый раз,
Посмеемся в этот час.
Обсмеем себя и вас,
Счастье только же у нас.

18:27 

Пустая ваза.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
За окном: дождь. Погода печальная.
На окне стояла ваза хрустальная.
Улица пахнет грядущей весной,
Дом же охвачен тоскливой зимой.
Ваза пуста, как пуста и квартира,
Хоть и должна быть в ожидание пира,
Ведь праздничный день, марта восьмое,
День цветов и улыбок. Но у нее все другое.
В вазе только вода, в воде нечего,
В ожидание цветов. Она в ожидание его.
Неслышно звонков: ни телефона, ни двери.
И что услышит, уже почему-то не верит.
Близится ночь. Пора надежды бросать,
Нарядное платье снимать, пучок распускать.
Все хорошо. Только сердце бунтует,
Что в этот день ее ваза пустует.

18:29 

Воображаемый друг

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Вечер. Без зонта, под леденящим дождем,
Обнимая друг друга, они стояли вдвоем.
Прижимаясь к нему, она что-то тихо шептала,
Каждое слово и жест его, себе забирала.
Ей хотелось смеяться, от счастья кричать,
Но под взглядом его приходилось молчать.
Он счастлив был тоже, но молчалив,
Умен, благороден, в меру красив.
Идеал для нее. Ее жизнь и судья.
Важнее всего. Меркнет даже семья.
Все отдала б за него. Но вдруг она
Поняла, что на улице стояла одна.
Его не было. Придуман полностью он.
Идеальный образ оказался сном.
Но она не спала, значит это мечты,
Стать обладателем такой красоты.
Как и всегда, она стояла одна.
Хоть улица вся народом полна.
Она не нужна. А этот странный народ,
Опять и опять просто мимо пройдет.
Но что-то не то сегодня. Вокруг,
Образовался живой шепчущий круг.
Народ окружил ее. Не понимает,
Как грустно одной порою бывает.
Не понимает, почему, девчонка одна стоит,
И почти час сама с собой говорит.

18:31 

2:1

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Они любили его, их любил он.
Врали, плакали, дрались, снова сходились.
Каждый, надеясь, что это все сон,
С реальностью зачем-то просто смирились.
Что взамен на такую идущую мимо любовь?
Года ненависти, мгновения счастья, разлуки.
К чему же все это, все слезы и кровь,
Если можно просто любить? Наверное, от скуки.

18:32 

Проиграла.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Сломаны замки, и крепости все взяты,
Растворяется мой мир под дулом автомата.
А улицы заждались победного парада,
Хотя разбито все. И мы. Но я так рада,
Что виновен теперь ты. Я как бы не при чем.
Порадуйся! Теперь заботься обо всем.
А я просто уйду. Куда, ты не узнаешь.
Но знай, что навсегда меня ты потеряешь.
И все забуду. Не вспомню я тебя.
Не потому, что играла не любя,
Любила все в тебе: и ненависть твою.
Просто смотри, стою давно я на краю.

18:33 

Все нормально

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Хочешь, расскажу о чувствах других?
Хочешь, поведаю о слезах чужих?
Вижу насквозь я их всех,
Каждую радость, каждый их грех.
Вот, например, девчонка, любит парня того,
А он же в ответ – только себя самого.
Он привык самовлюбленно мечтать,
А девчонка уже полюбила страдать.
Вон старушка сидит
Хотя все это время она и молчит,
Все понятно о ней,
Печально ей думать о жизни своей.
Вон тот мужчина зол на кого-то,
Тому подростку не хватает заботы,
Ребенок тот счастлив, купили конфету,
А вон та, просто рада наступлению лета.
Подозревает в измене мужа жена,
А между теми двумя на веки стена,
Парнишка вон тот о ком-то скучает,
И видно, что мама дочку снова прощает.
Обо всех по чуть-чуть рассказать я могу.
Поверь, все понятно, я не солгу.
О тебе знаю много, ты не скрываешь.
Хотя зачем, ведь себя-то ты знаешь.
Но мыслей своих я никогда не раскрою,
Мои чувства останутся только игрою.
И не смотря на то, как бывает печально,
Я всегда отвечу: у меня все нормально.

18:34 

Художница.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Ее не интересуют мужчины,
Да и женщины тоже…
Она просто пишет картины,
Ни на кого не похожая.

Только похожа на осень,
Но любит музыку громкую,
Ты приходи к ней в гости,
Но она останется незнакомкою.

Сколько с ней не общайся –
Не поймешь ты нисколько,
Но ты попытайся,
Не навязчиво только.

Нарисует портрет твой,
Или несколько даже…
Ты ей душу открой,
Своих мыслей пейзажи.

Нарисует и их –
Жизни твоей натюрморт.
Узнав ход мыслей твоих,
На холсте ты шут или лорд.

Будут яркие краски
На портрете твоем.
Только автопортрета наброски
Она рисует углем.

18:35 

Пишу тебе.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Сижу за столом. Передо мною чистый листок.
Что в моем письме скоро ты прочитаешь?
Не знаю, что писать. Пару стандартных строк.
Ненавижу я письма, понимаешь?
Напишу, что по-прежнему на высоте,
Не смотря на то, как низко я пал.
Напишу убедительно. Но в словах чистоте
Усомнишься. Поймешь, что я лгал.
Спросишь в ответе, что происходит со мной.
Отвечу, конечно, что только хорошее…
Ведь не признаюсь, что счастлив был только с тобой,
Без тебя я будто всем миром брошенный.
Сам прочел бы ты все чувства в глазах,
Но это письмо. Сухая бумага это.
Есть то, что не передается в словах,
То, что до сих пор ждет ответа. .
Я читаю письма твои, что бы только узнать,
Что не мертв ты, жить продолжаешь.
Больше в них ничего не понять…
Ненавижу я письма, понимаешь?

18:44 

На запотевшем окне.

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Золотая паутина огней
Сквозь дождливые стекла.
Автобус, ползи быстрей!
Улица уныло промокла.

Пальцем пишу имена,
Сердце ими занято.
Не настали те времена,
Когда стала вам понята.

Оставлю вас пассажирам,
Читать, может, будут…
Спиной к бывшим кумирам
Повернусь и забуду.

18:57 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Наташ, вот читай) выставила немного ибо стыдщ ТоТ Позвони мне или напиши комментарий сюда, как прочитаешь. Контакт не работает
Вообще это действительно хреново, мне из этого более менее нравится только "Художница" и "Чаепитие"
Также можешь потом почитать
tsunochka.beon.ru/26218-666-10-sposobov-pokonch...
Это мой днев старый, которым как и этим я давно не пользуюсь.
Не обращай внимание, что бывает пишу в мужском роде Х.Х Просто забей

12:02 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
До ЕГЭ осталось всего месяц, а в моей голове, кажется, не осталось н6ичего связанного с химией и биологией. Не прдставляю как я буду учиться на врача (если, конечно, вообще поступлю хохо), если не могу заставить себя выучить элементарную школьную порграмму по этим злоебучим предметам. В голове появляются все новые и новые идеи для рассказов, рисунков и прочего говнотворчества, но я не могу тратить на это время сейчас. Хотя и на подготовку его я тоже трачу не особенно. Поскорей бы уже сдать все экзамены. Желательно бы, конечно, еще и поступить при этом Х.Х
***
А моя невзаимная любовь так и осталась невзаимной :) Никакая не любовь, конечно, просто мне нравится это пафосное слово.
***
Вот выложу что-нибудь. Как и всякий человек, любящий заниматься вской хренью типа рисунков и стихов, буду выкладывать снова и снова. Потом мне обязательно напишут что-нибудь в комментарий, что меня расстроит, но я, естественно, напишу, что мне плевать на мнение других по поводу моего "творчсества". а потом впаду в депрессию и долго-долго ничего не буду выкладывать.

@музыка: Земфира - Без шансов

17:16 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Так уже неинтересно, когда неформат-фильм заканчиватся смертью одного из главных героев. Неожиданней было бы наоборот.

@музыка: ost True Blood - I wanna do bad things with you

17:35 

Доступ к записи ограничен

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:49 

- Тебя ненавидят все, кроме Шингена! - А кто такой Шинген? Оо
Как-то скучно и непонятно. Нужно что-нибудь сделать. Похудеть чтоли? Может потолстеть? Наверное, плохая идея. Можно волосы покрасить в какой-нидь интересный цвет. Фиолетовый, например. Нет. Мне пойдут только натуральные цвета. Может в рыжий? Хотя моей стремной роже это не поможет, как и похудание или наоборот.

@музыка: hole - skinny little bitch

...омг.... фига се какой днев

главная